ВНУТРЕННЯЯ МИГРАЦИЯ И ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Аннотация: В статье на основе анализа статистической информации и экспертных оценок исследуется ситуация, сложившаяся в Российской Федерации в сфере межрегиональной миграции, выявляются основные тенденции и проблемы, предлагаются способы их решения.

Выпуск: №1 / 2020 (январь-март)

УДК: 314.174:325.1(470)

Автор(ы): Саушин Алексей Алексеевич
аспирант, отдел региональных исследований и программ, Научно-исследовательского института гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия, г. Саранск

Липатова Людмила Николаевна
доктор социологических наук, кандидат экономических наук, профессор, кафедра экономики, Северо-Западный институт управления ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», г. Санкт-Петербург

Страна: Россия

Библиографическое описание статьи для цитирования: Саушин А. А. Внутренняя миграция и демографическая ситуация в Российской Федерации [Электронный ресурс] / А. А. Саушин, Л. Н. Липатова // Научное обозрение : электрон. журн. – 2020. – № 1. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). – Систем. требования: Pentium III, процессор с тактовой частотой 800 МГц ; 128 Мб ; 10 Мб ; Windows XP/Vista/7/8/10 ; Acrobat 6 х.

 

 

В последние годы перемещения населения внутри России значительно активизировались. Если в 2010 г. численность внутренних мигрантов не превышала 2 млн. чел., то в последние годы их число удвоилось. В 2017 г. более 4 млн. россиян сменили место жительства [1, с. 103–104].

Столь масштабное перераспределение населения способно серьезно осложнить управление социально-экономическими системами, как регионов-доноров, так и принимающей стороны. Массовый отток населения из региона может негативно сказаться на трудовом потенциале территории. Высокая привлекательность региона для мигрантов ведет к усилению нагрузки на социальную инфраструктуру. Это требует детальных исследований по выявлению основных причин и направлений миграции.

В 2017 г. к числу регионов с наибольшим миграционным приростом относились: г. Севастополь (202 чел. на 10000 чел. населения), Ленинградская область (171 чел.), г. Санкт-Петербург (121 чел.), Московская область (111 чел.), Тюменская область без автономных округов (105 чел.), Калининградская область (99 чел.), г. Москва (89 чел.), Краснодарский край (63 чел.), Сахалинская область (49 чел. на 10000 чел. населения) [2, с. 87–88].

Это создает дополнительную нагрузку на транспортную сеть и социальную инфраструктуру региона (детские сады, школы, больницы и др.), может осложнить деятельность государственных внебюджетных фондов, негативно сказаться на конъюнктуре рынка труда, ухудшить санитарно-эпидемиологическую ситуацию, при определенных обстоятельствах дестабилизировать ситуацию в обществе и привести к возникновению конфликтов на национальной почве, росту преступности и другим негативным последствиям.

Высокая миграционная привлекательность отдельных российских регионов (в первую очередь, города Севастополь, Санкт-Петербург, Москва, Ленинградская, Московская, Тюменская и Калининградская области, в которых длительное время фиксируется ежегодный миграционный прирост населения на уровне 1 % и более) делает необходимым разработку программ регионального социально-экономического развития с учетом численности и состава прибывающих в регион мигрантов. Если местное население не почувствует ухудшения ситуации на рынке труда и в социальной сфере из-за присутствия на своей территории приезжих, а мигранты не будут ощущать на себе не только косых взглядов, но и дискриминационных мер, а смогут на равных с местными жителями пользоваться услугами социальной сферы, значит в регионе реализуется эффективная политика в отношении мигрантов, не ущемляющая прав коренного населения.

Не менее сложные в управлении проблемы вызывает миграционный отток населения, который в 2017 г. отмечался в 54 регионах РФ. Наиболее активно протекает этот процесс в регионах Дальневосточного ФО. Все входящие в его состав регионы ежегодно (за редким исключением) испытывают потери населения вследствие его механического движения. Наименьшие в РФ значения коэффициента миграционного прироста длительный период времени были характерны для Магаданской области, Еврейской автономной области и Чукотского автономного округа. В 2017 г. значения этого показателя были соответственно равны: -97, -119, -132 человек на 10000 чел. населения [2, с. 88].

Большие потери вследствие миграции несет и Северо-Кавказский ФО. Во всех входящих в его состав регионах, за исключением Республики Ингушетия, отмечается миграционная убыль населения. Особенно сильный отток наблюдается из республик Дагестан и Северная Осетия–Алания – значения коэффициента миграционного прироста в 2017 г. были соответственно равны -42 и -47 чел. на 10000 чел. населения [2, с. 87].

Если для Дальнего Востока отток населения – явление не новое, и вызвано оно сложными условиями жизни и хозяйствования, то для республик Северного Кавказа это нетипично. Национальные традиции и семейные связи обычно способствуют закреплению населения. Наблюдаемые изменения в миграционных установках жителей этих регионов подлежат детальному изучению.

Отрицательно влияет миграция на формирование населения в Приволжском и Сибирском федеральных округах. Из-за миграционного оттока страдают большинство приволжских регионов. Исключение составляют Республика Татарстан, Нижегородская и Самарская области. Наиболее сложная ситуация сложилась в Оренбургской области. В 2010–2017 гг. коэффициент миграционного прироста редко был больше -40 чел. на 10000 чел. населения. В рассматриваемый период не на много лучше были показатели и в Кировской области [2, с. 88].

Миграционный прирост в Красноярском крае, Новосибирской и Томской областях компенсирует значительные миграционные потери других регионов Сибирского ФО. Наибольший исходящий поток в 2010–2017 гг. характерен для Республики Тыва, но отмечается ежегодное снижение его интенсивности: с -126 чел. на 10000 чел. населения до -33 чел. на 10000 чел. населения. Печальным лидером по коэффициенту миграционного прироста в 2017 г. стал Забайкальский край (-74 чел. на 10000 чел. населения), ежегодно испытывающий большой отток жителей.

В последние годы сильно активизировались перемещения населения из Омской области, в 2017 г. миграционные потери составили 50 чел. на каждые 10 000 населения региона. В Алтайском крае и Республике Бурятия коэффициент миграционного прироста в 2010 – 2017 гг. редко был больше -20 чел. на 10 000 чел. населения [2, с. 88].

Далеко не все регионы Центральной России, где ситуацию в сфере миграции можно оценить как наиболее благополучную, привлекательны для мигрантов. Значительный миграционный отток практически весь рассматриваемый период отмечался в Брянской, Костромской и Орловской областях [2, с. 87].

В Северо-Западном ФО, для которого в целом характерно положительное сальдо миграции, есть регионы, в которых ежегодные миграционные потери превышают 0,5 % населения – это Архангельская и Мурманская области. А коэффициент миграционного прироста в Республике Коми в 2010–2017 гг. не был выше -100 чел. на 10000 чел. населения (за исключением 2016 г.).

В привлекательном для мигрантов Южном ФО ситуация в регионах сильно различается. Более 1 % населения в среднем теряет ежегодно вследствие миграции Республика Калмыкия. Существенный отток жителей отмечается практически ежегодно и в Волгоградской области.

Итак, миграционный отток населения отмечается в большинстве субъектов РФ (в 2017 г. – в 54 регионах). Наиболее значительную угрозу устойчивому развитию представляет миграция в следующих российских регионах: Республика Коми, Республика Калмыкия, Магаданская область, Еврейская автономная область, Чукотский автономный округ (ежегодные миграционные потери превышают 1 % населения).

Сильное негативное влияние на формирование населения и трудовых ресурсов оказывает миграция в следующих российских регионах: Архангельская, Мурманская области, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Северная Осетия–Алания, Курганская область, Республика Тыва, Забайкальский край, Республика Саха (Якутия) (ежегодные миграционные потери превышают 0,5 % населения).

Данные официальной статистики – это только небольшая часть реального миграционного оборота. Личный опыт, а также публикации исследователей демографической ситуации в Республике Мордовия [3, 4, 5] показывают, что большая часть выехавших из республики на работу в другие регионы (чаще всего в города Москву и Санкт-Петербург, Московскую, Самарскую и Нижегородскую области) не меняют прописки, следовательно, в числе выбывших не учтены.

Особенно требовательны к условиям жизнедеятельности молодые люди. Кроме того, для этого возраста характерна высокая мобильность. Статистика подтверждает это. На возрастную категорию 15–29 лет приходится 36,9 %, а по межрегиональному потоку – 37,3 % всех прибывших. В исходящем потоке доля этой возрастной категории выше: в общей численности – 37,2 %, в межрегиональном обмене – 37,4 % выбывших. Особенно страдают небольшие городские поселения. Удельный вес молодежи в общей численности выбывших составляет 37,6 %, а в межрегиональном обмене – 37,8 % (2016 г.) [6, 7.3–7.4].

В наши дни многие молодые люди уезжают учиться в вузы столиц и крупных городов. Среди плюсов таких перемещений следует отметить: получение молодыми людьми хорошего образования, расширение их кругозора, налаживание контактов и связей в других регионах, обмен социальной, культурной и исторической информацией и др. Однако такие поездки нередко завершаются сменой постоянного места жительства, что негативно сказывается как на демографическом, так и экономическом развитии территорий-доноров.

Политические и социально-экономические изменения последних десятилетий предоставили людям возможность покинуть родные места и переехать в другие города и за границу. Способствуют активизации миграционных потоков и такие факторы, как отмена института «прописки», наличие относительно дешевых и быстрых способов перемещения, доступных средства коммуникации.

Многих молодых людей решиться на переезд побуждает желание получить хорошо оплачиваемую работу. При этом они часто опираются на информацию, полученную от знакомых, сделавших такой шаг ранее. Современные информационные технологии, которыми большинство молодых людей уверенно владеют, позволяют молодым людям получить необходимую информацию, а возможно и установить деловые контакты еще на стадии подготовки решения о переезде, что ускоряет его принятие. Поэтому в настоящее время поток молодых мигрантов из бедных регионов РФ с целью поиска достойной работы возрастает.

Среди молодых людей наибольшую подвижность проявляют студенты. Уезжая на учебу в другой город, многие совмещают учебу с временной работой, которая впоследствии часто трансформируется в постоянную занятость. Кроме того, сезонная миграция студентов в период студенческих каникул (студенческие отряды, программы обмена, летние школы, стажировки и т. п.) также предоставляет шансы для последующего трудоустройства.

Особую опасность представляет миграция молодежи для регионов с большой структурной долей населения пенсионного возраста. В трёх российских регионах (Рязанская, Тамбовская и Тульская области) этот показатель превышает 30 %, еще в 14 регионах приближается к этой отметке (таблица 1).

 

Таблица 1

Удельный вес населения пенсионного возраста в отдельных регионах Российской Федерации (оценка на конец года; в процентах от общей численности населения) [1, с. 51–52]

Регион 2005 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017
Российская Федерация 20,5 22,3 22,6 23,1 23,5 24,0 24,6 25,0 25,4
Владимирская область 24,3 25,9 26,4 26,9 27,4 27,9 28,5 28,9 29,4
Воронежская область 25,1 26,2 26,5 26,9 27,3 27,7 28,1 28,5 28,9
Ивановская область 24,8 26,1 26,5 26,8 27,2 27,6 28,1 28,5 28,9
Курская область 24,3 25,6 26,0 26,4 26,9 27,4 27,8 28,2 28,8
Липецкая область 23,5 24,9 25,4 25,9 26,3 26,9 27,5 27,9 28,5
Орловская область 24,0 25,6 26,1 26,6 27,1 27,7 28,3 28,7 29,3
Рязанская область 25,8 27,2 27,6 28,1 28,5 29,0 29,5 29,9 30,3
Тамбовская область 25,0 26,7 27,2 27,7 28,1 28,6 29,3 29,9 30,5
Тверская область 25,4 26,5 26,9 27,3 27,7 28,2 28,7 29,0 29,5
Тульская область 26,3 27,8 28,1 28,6 29,1 29,5 29,9 30,2 30,6
Новгородская область 24,3 26,0 26,5 27,1 27,7 28,2 28,7 29,1 29,7
Псковская область 24,8 26,5 27,0 27,5 28,0 28,5 29,0 29,3 29,8
Кировская область 22,0 24,5 25,1 25,8 26,5 27,3 28,0 28,6 29,2
Пензенская область 23,7 25,8 26,3 26,8 27,4 27,9 28,5 29,1 29,6
Ульяновская область 21,7 24,2 24,8 25,5 26,1 26,8 27,5 28,2 28,9
Курганская область 21,9 24,6 25,3 26,1 26,7 27,3 27,9 28,5 29,1
Курганская область 21,9 24,6 25,3 26,1 26,7 27,3 27,9 28,5 29,1

 

По мере увеличения среднего возраста жителей растет и средний возраст занятого населения. Перевод экономики на инновационный путь развития требует прилива молодых сил, обладающих самыми новыми знаниями, не обремененных штампами, способных мыслить и действовать быстро и креативно.

Для закрепления молодежи в регионах необходимо развитие молодежных политических программ и общественных объединений, цель которых – создание условий для самореализации молодежи, применения творческого потенциала молодых людей в интересах развития региона. Во многих регионах большая часть безработных – молодые люди. Особенно сложно трудоустроиться выпускникам учебных заведений, поскольку работодатели требуют наличие опыта профессиональной деятельности. Один из способов решения этой проблемы – включение в трудовой стаж периодов производственной практики. Это требует принятия соответствующих законодательных актов.

Облегчить последующее трудоустройство могло бы и адресное распределение выпускников на преддипломную практику. Не секрет, что сегодня этот ответственный этап обучения во многом проходит формально. На самом деле этот период мог бы стать хорошей основой для формирования чувства ответственности, сопричастности к общему делу, выработки трудовых навыков, способности взаимодействия в трудовом коллективе. А для потенциального работодателя такое сотрудничество позволило бы сделать правильный выбор и обеспечить обновление кадрового состава организации с минимальными рисками и без потерь, связанных с адаптацией работника на новом рабочем месте.

Другое наше предложение касается расширения возможности реализации молодыми людьми их предпринимательских способностей. Большинство выпускников вузов не регистрируются на бирже труда, поскольку не надеются на реальную помощь. Кроме того, многие амбициозные молодые люди считают, что «стоять на бирже» – удел неудачников. Из-за этого они лишены возможности участвовать в программах поддержки занятости, реализуемых государственной службой занятости. В этой связи предлагаем создать в регионах (например, при одном из вузов) молодежную биржу труда и / или допустить возможность участия в этих программах неработающих выпускников учебных заведений, не имеющих официального статуса безработного.

Итак, территориальная мобильность россиян в последние годы значительно усилилась. Это касается как международной, так и межрегиональной миграции. Опыт европейских стран показывает, что миграция может нанести урон экономике страны, поставить под угрозу социальную стабильность и вызвать изменения политического характера, что может серьезно затруднить продвижение государства по пути устойчивого социально-экономического развития. Не допустить этого позволит своевременная корректировка социально-экономической политики с учетом масштабов миграции, возрастного и национального состава мигрантов.

 

 

Список использованных источников 

 

  1. Российский статистический ежегодник : стат. сб. / Росстат. М., 2018. 708 c.
  2. Регионы России : стат. сб. / Росстат. М., 2018. 1204 c.
  3. Градусова В. Н., Липатова Л. Н. Основные тенденции и проблемы развития человеческого потенциала России в постсоветский период // Управленческое консультирование. 2019. № 6. С. 102–114.
  4. Пруель Н. А., Градусова В. Н., Липатова Л. Н. Статистический анализ развития человеческого потенциала современной России // Статистика в условиях формирования цифровой экономики : материалы Междунар. науч.-практ. конф. Саранск : Издатель Афанасьев В. С., 2019. С. 131–139.
  5. Липатова Л. Н., Мокрова М. Ю. Развитие человеческого потенциала России: основные тенденции и потенциал роста // Государство и бизнес. Экосистема цифровой экономики : материалы XI Междунар. науч.-практ. конф. СПб, 2019. С. 94–98.
  6. Демографический ежегодник России. 2017 : стат. сб. / Росстат. M., 2017. 252 с.

 


 

Saushin Alexey

Postgraduate Student, Department of Regional Studies and Programs, Institute of Humanitarian Sciences under the Government of the Republic of Mordovia, Saransk

 

Lipatova Lyudmila

PhD in Economics, Professor, Department of Economics, North-West Institute of Management – branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration, St.-Petersburg

 

INTERNAL MIGRATION AND DEMOGRAPHIC SITUATION IN RUSSIAN FEDERATION

 

Based on the analysis of statistical information and expert assessments, the article examines the situation in the Russian Federation in the field of interregional migration. It identifies the main trends and problems and suggests ways to solve them.

 

Keywords: region; economy; social sphere; public policy; population; migration; human resources; labor potential.

 

© АНО СНОЛД «Партнёр», 2020

© Саушин А. А., 2020

© Липатова Л. Н., 2020