ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕДАЧИ АНТРОПОНИМОВ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКИХ ПЕРЕВОДОВ ТРИЛОГИИ ДЖ. Р. Р. ТОЛКИЕНА «ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ»)

Аннотация: Данная статья представляет собой результаты сопоставительного анализа способов передачи на русский язык антропонимов из трилогии «Властелин колец» Дж. Р. Р. Толкиена, отраженных в различных вариантах перевода (всего было рассмотрено три изданные переводческие работы). В итоге сделан вывод о разнообразии представленных вариантов передачи имен персонажей, выявлены наиболее уместные и соответствующие исходному замыслу автора переводы.

Выпуск: №3 / 2017 (июль-сентябрь)

УДК: 811.111'25:81'373.23( 821.111)

Автор(ы): Пестова Елена Владимировна
преподаватель, кафедра лингвистики и перевода, Мордовский государственный педагогический институт им. М.Е. Евсевьева

Салькаева Альбина Няилевна
старший преподаватель, кафедра лингвистики и перевода, Мордовский государственный педагогический институт им. М.Е. Евсевьева

Никишина Ольга Александровна
кандидат филологических наук, старший преподаватель, кафедра лингвистики и перевода, Мордовский государственный педагогический институт им. М.Е. Евсевьева

Страна: Россия

Библиографическое описание статьи для цитирования: Пестова Е. В. Особенности передачи антропонимов в художественных произведениях (на материале русских переводов трилогии Дж. Р. Р. Толкиена "Властелин колец") [Электронный ресурс] / Е. В. Пестова, А. Н. Салькаева, О. А. Никишина // Научное обозрение : электрон. журнал. – 2017. – № 3. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). – Систем. требования: Pentium III, процессор с тактовой частотой 800 МГц ; 128 Мб ; 10 Мб ; Windows XP/Vista/7/8/10 ; Acrobat 6 х.

По причине увеличения межкультурных контактов и объема переводной литературы различного характера (художественной, информативной) возрастает необходимость правильной, точной и единообразной передачи имен собственных в переводе, что чрезвычайно важно для обеспечения взаимопонимания.

В современной лингвистике имя собственное (оним) является словом, словосочетанием или предложением, целью которого является идентификации и индивидуализации именуемого объекта, но также выполняющее и другие прагматические задачи.

Традиционно, в рамках специального направления в языкознании – ономастике выделяются: антропонимы, топонимы, зоонимы, фитонимы, космонимы, астронимы с астротопонимами, хрононимы, хрематонимы, мифонимы и т. д. Внимание к системе имен собственных, в частности, антропонимов (имен персонажей), определяется их особым положением в языке. Согласно И. А. Королевой, личные имена и фамилии людей, прозвища, представлены частью лексической системы, в рамках которой они функционируют и развиваются. Более того, имена собственные включают в себя не только лексический компонент, но также и другую дополнительную информацию (социальную, историческую, культурологическую, и др.) [5, с. 1].

Имена играют важную роль в художественном произведении. Имя персонажа является одним из множества средств, создающих художественный образ, определяя социальное положение персонажа, демонстрируя местный национальный колорит, а если действие происходит в прошлом, то воссоздавать исторический фон [6, с. 52].

В. Д. Бондалетов определяет имена собственные как языково-речевую категорию, представляя их единицами языка-речи, а именно словами и субстантивированными словосочетаниями, подчеркнуто конкретно называющие отдельные предметы действительности и вследствие такой специализации, выработавшие некие особенности не только в значении, но и в грамматическом оформлении и в функционировании. Назначение имени собственного – называть определенный предмет, соотнося его с классом однотипных или родственных предметов» [2, с. 27].

Иное понимание семантики онимов представляется неаргументированным. Таким образом, Н. А. Янко-Триницкая полагает, что имена собственные, в отличие от апеллятивов, не раскрывают никаких признаков, свойств, черт предмета, который обозначают: ни индивидуальных признаков обозначаемого, ни общих признаков, присущих данному классу, группе предметов [9, с. 237].

С. И. Гарагуля также придерживается мнения, что «в системе языка личное имя лишено лексического значения: оно прямо не соотносится с апеллятивной лексикой, от которой имя произошло. Его основной функцией является номинация» [3, с. 7], тем не менее, он особое внимание уделяет мотивации личного имени, тем самым утверждая, что изначально каждый оним появился на основе ассоциативной связи с какой-либо отличительной особенностью личности (черта характера, внешности, привычки, профессии и т. д.). Это сходно с процессом перехода имени нарицательного в имя собственное (например, Hwita – «белый, светлый, блестящий», Eadgar – «собственность, владения, имущество, счастье, богатый» и «копье» и Bruning – brun и суффикс  -ing, показывающий, что носитель имени является потомком того, кто обозначен определенной темой «сын Бруна»).

Мы придерживаемся концепции ученых, считающих, что онимы имеют лексическое значение, и, следовательно, связаны с понятием. Особенно ярко это проявляется в художественных произведениях, где автор намеренно прибегает к такому стилистическому приему, как «говорящие имена» (“telling names”). Имена включаются в систему контекстуальных и интертекстуальных связей, становятся неотъемлемым элементом произведения, характеризуя персонажа.

Теоретически для передачи иностранных имен собственных в языке перевода существуют три основных способа: транскрипция, транслитерация, калькирование. Рассмотрим каждый из них.

Переводческая транскрипция – это формальное пофонемное воссоздание исходной лексической единицы с помощью фонем переводящего языка, фонетическая имитация исходного слова [4, с. 63]. Таким образом, целью при транскрибировании является стремление передать с возможным пpиближeниeм к подлиннику не написание, а звучание иноязычного слова, т.е. его национальную фонетическую форму.

В соответствии с этим многие английские собственные имена встречаются теперь в переводах в измененной графической форме, более приближенной к их подлинному звучанию, например: Ньюкасл вместо Ньюкестль, Гринич вместо Гринвич и т. д.

Транслитерация – формальное побуквенное воссоздание исходной лексической единицы с помощью алфавита переводящего языка, буквенная имитация формы исходного слова [4, с. 63]. При этом искомое слово в переводном тексте представляется в форме, приспособленной к произносительным характеристикам переводящего языка.

Транслитерация отличается от практической транскрипции своей простотой и возможностью введения дополнительных знаков. Например: фамилия Ельцин передается по-английски как Yeltsin, а по-французски как Eltsine.

Калькирование – воспроизведение не звукового, а комбинаторного состава слова или словосочетания, когда  составные части слова (морфемы) или фразы (лексемы) переводятся соответствующими элементами переводящего языка [4, с. 88]. Например: Зимний дворец –Winter Palace; White House– Белый дом.

Данная статья посвящена анализу передачи имен собственных с английского языка на русский на материале трилогии Дж. Р. Р. Толкиена «Властелин колец».

Это произведение было выбрано в связи с тем что, Дж. Р. Р. Толкиен был известен как специалист по древним языкам и занимался созданием собственного языка, который позже был помещен в сказочный волшебный мир литературного произведения. Им было придумано множество значащих имен героев, рассмотрение которых представляет интерес в рамках нашего исследования.

Трилогию «Властелин колец» переводили более 10 специалистов. В таблице 1 представлен список опубликованных переводов.

 

Таблица 1

Изданные переводы трилогии «Властелин колец»

Год издания Переводчик
1 2
1982 А. А. Кистяковский, В. С. Муравьев
1990 З. А. Бобырь (пересказ)
1991 Н. Григорьева, В. Грушецкий и И. Б. Гриншпун
1991 В. А. Маторина
1994 М. Каменкович, В. Каррик и С. Степанов
1999 Л. Яхнин (пересказ)
2000 В. Э. Волковский, В. Воседой
2002 А. В. Немирова
2002 М. Белоус (пересказ)
2003 А. А. Грузберг
2003 И. И. Мансуров

Во всех версиях переводов имеются различные варианты передачи имен собственных на русский язык. В рамках данной работы рассмотрены переводы: 1) Н. Григорьева, В. Грушецкий и И. Б. Гриншпун, 2) А. А. Кистяковский, В. С. Муравьев и 3) В. А. Маторина.

Переводы имен собственных рассматриваются с учетом рекомендаций Дж. Р. Р. Толкиена.

Дж. Р. Р. Толкиен рекомендует переводить фамилию хозяина харчевни в Бри (Bree) Butterbur (Белокопытник), а так же он пишет: «Насколько мне известно, это слово – в отличие от слова «масло» “butter”– не встречается в качестве фамилии в Англии. Слово “Butter” встречается в качестве составной части фамилий, например, Butterfield. В книге эта фамилия фигурирует как “butterbur” (Белокопытник, название растения –Petasites vulgaris), что соответствует общему ботаническому уклону фамилий в Бри (Bree). Если в общеупотребительном названии этого растения присутствует корень со значением «масло» – тем лучше. Если же нет, то можно взять любое другое растение, название которого содержит корень «масло» (как, например, немецкие “Butterblume”, “Butterbaum” и нидерландское “boterbloeme”), или же просто сочное и мясистое растение. Белокопытник – мясистый, с тяжелой головкой цветка на толстом стебле и с очень большими листьями» [10]. Н. Григорьева и В. Грушецкий использовали слияние корней слов – «масло» и названия цветка «лютик» – Маслютик. Однако В. А. Маторина пренебрегла рекомендацией и дала персонажу имя в соответствии с его профессией Медовар.

Иная фамилия Bracegirdles, в которой есть намек на склонность хоббитов к полноте (из-за которой натягивались их пояса). Она переводится по смыслу Н. Григорьевой и В. Грушецким как Помочьлямкинсы, однако у В. А. Маториной, а также и у В. С. Муравьева и А. А. Кистяковского присутствует вольный перевод – Бобберы. Мы считаем, что эти переводчики также использовали аллитерацию звуков «б» и «р» – Бобберы. По нашему мнению, в данном случае лучше использовать перевод по смыслу. Мы передаем эту фамилию как Большебрюхи, она созвучна с Bolgers – Толстобрюхи и Burrowses – Хрюки, в этом примере также используется аллитерация согласных звуков «б» и «р», как и в оригинальном тексте Дж. Р. Р. Толкиена.

Все переводчики воспользовались вольным переводом, когда передавали фамилию Goodbodies (дословно – «в хорошем теле»). Н. Григорьева и В. Грушецкий перевели ее как Сдобсы, В. С. Муравьев и А. А.  Кистяковский – Дородинги, а В. А. Маторина – Брюхостоны. По нашему мнению, последний перевод грубоват. В данном случае нам импонирует перевод Н. Григорьевой и В. Грушецкого.

Фамилию Harfoots лучше всего калькировать, так как читатель должен понимать ее смысл. Дословно она переводится как «некто с волосатыми ступнями». В. С. Муравьев и Кистяковский передали эту фамилию на русский язык как Мохноступы, мы же больше склоняемся к варианту остальных переводчиков –Мохноноги.

Особый интерес вызывает перевод фамилии Proudfoots. “Proud” здесь, наиболее вероятно, – «величавый, великолепный, горделивый», а “foot”– «ступня». Дж. Р. Р. Толкиен пишет об одном из хоббитов: «Конечно, это был Большеног, его огромные, редкостно шерстистые лапищи покоились на столе, выставленные на всеобщее обозрение» [8, с. 36]. Н. Григорьева и В. Грушецкий перевели данную фамилию как Большеноги, В. С. Муравьев и А. А.  Кистяковский – Шерстолапы, а В. А. Маторина – Шерстопалы. В данном случае нам импонирует перевод Н. Григорьевой и В. Грушецкого, так как он созвучен с нашим переводом другой сходной фамилии хоббитов Bracegirdles–Большебрюхи.

Следующая не менее интересная фамилия – Sackville-Baggins. Sackville– это более аристократичная чем просто Baggins английская фамилия. В романе она образует единство с Baggins, конечно же, потому, что слова “sack” («мешок») и “bag” («мешок, сумка») в английском языке являются синонимами, кроме того, это сочетание имеет слегка комический оттенок. В данном случае в языке перевода подойдет любое составное слово, содержащее корни, означающие (более или менее) “sack” и “bag” [10]. Н. Григорьева и В. Грушецкий перевели данную фамилию по смыслу как Дерикуль-Сумниксы, В. С. Муравьев и А. А. Кистяковский – Лякошель-Торбинсы, а В. А. Маторина – Грабинс-Бэггинсы. В данном случае нам импонирует перевод Н. Григорьевой и В. Грушецкого – Дерикуль-Сумниксы.

Фамилию Gamgee Дж. Р. Р. Толкиен рекомендовал переводить как «бессмысленную». Н. Григорьева и В. Грушецкий, а также В. А. Маторина прибегли в этом случае к транскрипции Гэмджи. В. С. Муравьев и А. А. Кистяковский оставляют типичный суффикс (-и) для сохранения национальных особенностей построения структуры фамилии, наделили ее русским корнем, имеющим связь с корнем (скром-) в слове «скромный», таким образом наделяя героя незапланированной автором характеристикой – Скромби.

При передаче имени Goldberry («золотая ягода») автор советует переводить его по смыслу, что и было сделано всеми переводчиками, которые взяли за основу корень слова «золотой» и изменили форму слова суффиксальным способом, добавляя окончания, типичные для русских женских имен (Златеника, Золотинка).

Для популярного сейчас жанра фэнтези характерно функционирование в дискурсе произведения номинаций вымышленных персонажей. Несомненно, «личные имена подчиняются определенным правилам распределения и тем самым что-то сообщают о своем носителе. Таким образом, за именем закрепляются определенные прагматические признаки» [7, с. 128]. Так, фэнтези, представляющее собой своеобразное сочетание мифологии, героического эпоса и сказки, имеет тенденцию к языческим традициям номинирования персонажей. Самыми широко использующимися приемами писателей можно считать так называемую «многоименность» героев повествования, при этом наблюдается следующее явление: объект номинации может иметь одно истинное имя, и, помимо этого, добавочные имена и прозвища, созданные другими персонажами как акт восхваления или порицания. Иногда бывает трудно сказать, какое из имен является первоначальным. Например, один из главных персонажей трилогии маг Gandalf (предпол. рох. «путник») известен в обиходе разных этносов под следующими прозвищами. Gandalf the Grey (White) («Гэндальф серый (белый)») указывает на магическую градацию мудреца: от серого до высшего белого. Цвет одежды мага соответствует его магической силе, что отражено в прозвищах Mitrandir (эльф. «серый странник») = Piligrim Grey; мощь волшебника заключена в его посохе: Tarkun (гном.«человек с посохом»). Gandalf является центральной, но неоднозначной фигурой трилогии. Он – представитель древней силы, стоящей на стороне добра. Одни видят в нем мечтателя: Olorin (нуменор. «мечтатель») – еще одно эльфийское прозвище мудреца. Другие называют его Gandalf Stormcrow (гонд. «Гэндальф зловещий ворон», Stormcrow – рох. «зловещий ворон»), Lathspell (рох. «дурные вести»), Ill-news, также Incanus (харад. «северный шпион»). Очевидно, подобное наличие вариативных прозвищ у одних и тех же персонажей играет вспомогательную роль в становлении полного образа персонажа в воображении читателя. Таким образом, присущность персонажу нескольких имен, равно как и табуирование основного имени, является своеобразной авторской игрой, однако, данное явление не является новым в истории человечества. Как известно, подобная традиция имя наречения до сих пор имеет место у некоторых народностей. Следовательно, использование его в качестве стилистического приема придает произведению естественность, реальность магического происходящего, возвращает читателя к древнему прошлому. Кроме того, обилие онимов многосторонне характеризует персонажей, структурируя дискурсивное пространство произведения [1, с. 245].

Интересным для перевода является имя коня Гэндальфа Shadow-fax. Этот оним происходит из языка Рохана Sceadu-faex («имеющий сумеречно-серую гриву и такую же масть»), согласно замыслу автора соотносимый с древнеанглийским,  и переделан под современный английский имя. Так как ни в современном, ни в древнеанглийском языках это имя не зафиксировано, его можно оставить таким, как оно есть, воспользовавшись, по совету Дж. Р. Р. Толкиена, упрощенным вариантом роханского Scadufax. Прибегать к переводу можно лишь в случае, когда он осуществляется на языки германской ветви, так как у них имеются родственные корни с древнеанглийским языком. Если язык принадлежит к другой ветви полноценный перевод с сохранением национальных особенностей и без изменения смысла не представляется возможным. Однако этой рекомендацией переводчики не воспользовались. Они предпочли прибегнуть к приему компенсации – подстановке имени стилистически подходящей и приемлемой для русскоязычного читателя кличкой коня. Но обращение к смысловому наполнению первой части слова присутствует только в переводе В. А. Маторина (Серосвет). В. С. Муравьев и А. А. Кистяковский также по непонятной причине связали имя коня со словом «свет» – Светозар, смысл которого автором изначально не был заложен.

В переводах прозвища Арагорна Strider присутствует разнообразие, скорее, стилистической окраски. В. С. Муравьев и А. А. Кистяковский переводят его как Бродяжник. Это наиболее нейтральный перевод (используемый прием – калькирование в плане морфем: корень и суффикс переводятся последовательно по смыслу), в то время как Н. Григорьева и В. Грушецкий используют несколько насмешливое и даже вульгарное прозвище Колоброд. Вряд ли такое выражение приемлемо по отношению к королю Гондора, хоть он и временно без трона, однако нам оно импонирует.

При транслитерации имени демона, которого называли Balrog, В. А. Маторина оставляет его без изменения, однако это может привести к ложным ассоциациям у читателя, так как в русском языке существуют такие слова как «бал» и «рог». Нам кажется, что уместнее транслитерировать данное имя и поменять местами согласные «л» и «р» для благозвучия в русском языке – Барлог.

Таким образом, как показал сравнительный анализ переводов трилогии «Властелин колец» Дж. Р. Р. Толкиена, переводчики прибегали к различным способам передачи имен собственных на русский язык: транслитерация, транскрипция, смысловой перевод, прямой перевод, изменение слова на «русский манер» и др. Однако у каждого перевода были выявлены свои недостатки, которые касаются как отдельных способов передачи антропонимов, так и общей системы перевода. Так, например, в переводе В. С. Муравьева и А. А. Кистяковского мы отметили большое количество случаев вольного перевода, которые искажают текст оригинала. В переводе В. А. Маториной имена собственные зачастую упрощены, что создает также неверное представление о тексте оригинала. Кроме того, во всех трех исследуемых переводах далеко не всегда учитывались рекомендации самого автора по переводу имен собственных и топонимов, что также искажает текст оригинала. Таким образом, мы пришли к выводу, что с художественной точки зрения перевод антропонимов в анализируемом материале не всегда является адекватным.

 

 

 Список использованных источников 

 

  1. Беренкова В. М. Многоименность персонажей как способ отражения мифотворческой реальности произведения // Слово и текст: коммуникативный, лингвокультурный и исторический аспекты. Материалы международной научной конференции. Ростов н/Д : Логос, 2009. 245 с.
  2. Бондалетов В. Д. Русская ономастика. М.: Просвещение, 1983. 224 с.
  3. Гарагуля С. И. Имя личное как культурно-историческая категория современного английского языка: автореф. дис. канд. филол. наук. – М. : 2000. – 27 с.
  4. Казакова Т. А. Практические основы перевода. English ↔ Russian: учеб. пособие. СПб. : Лениздат, 2002. 320 с.
  5. Королева И. А. Становление русской антропонимической системы :автореф. дис. канд. филол. наук. М.: МПГУ, 2000. 36 с.
  6. Лазуткина О., Седина И. В. Коннотативные значения имен собственных и лингвокультурологические аспекты перевода // Nulla dies sine linea: сб. научн. работ студентов фак. иностр. яз. Вып. 4. Саранск : Изд-во Мордов. ун-та, 2008. С. 52–56.
  7. Соскина С. Н. Имена собственные в семантической структуре научно-фантастического текста // Проблемы функциональной семантики: сб. ст. Калининград : 1993. С. 127–136.
  8. Толкиен Дж. Р. Р. Властелин колец / Пер. с англ. Н. Григорьевой, В. Грушецкого. СПб. : Азбука-классика, 2003. 1104 с.
  9. Янко-Триницкая Н. А. О некоторых особенностях имени собственного / Н. А. Янко-Триницкая // Учен. зап. МГПИ им. Потемкина. М. : 1957. С. 235–250.
  10. Tolkien J. R. R. Руководство по переводу имен собственных из «Властелина Колец» [Электронный ресурс] / R. R. Tolkien. URL: http://www.kulichki.com/tolkien/cabinet/guide/guide.shtml

 


 

Pestova Elena

teacher, Department of Linguistics and Translation, Mordovian State Pedagogical Institute

 

SalkaevaAlbina

senior teacher, Department of Linguistics and Translation, Mordovian State Pedagogical Institute

 

 Nikishina Olga

Doctor of Phililogy, senior teacher, Department of Linguistics and Translation, Mordovian State Pedagogical Institute

 

 THE PECULIARITIES OF ANTHROPONYM RENDERING IN FICTION BOOKS (BASED ON THE STUDY OF RUSSIAN TRANSLATIONS OF THE TRILOGY “THE LORD OF THE RINGS” BY J.R.R TOLKIEN)

 

The article presents the comparative analysis results of the rendering methods of anthroponyms into Russian from the trilogy “The Lords of the Rings” by J.R.R. Tolkien presented in different variants of translation (in total three published translations were studied). In the result the conclusion about the diversity of presented methods of anthroponym translation was made; the most appropriate translations that are relevant to the original author’s intention were revealed.

 

Keywords: proper name, anthroponym, translational transcription, loan translation, transliteration, belles-letters.

 

© АНО СНОЛД «Партнёр», 2017

© Пестова Е. В., 2017

© Салькаева А. Н., 2017

© Никишина О. А., 2017