ЦИФРОВЫЕ МЕДИА КАК ЗЕРКАЛО СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Аннотация: Современная культура как набор принятых на веру ценностей и норм оказалась в значительной мере захваченной электронным гипертекстом, изменяющим повседневные практики взаимодействия и формированию нового культурного опыта с возрастанием роли цифровых медиа. Статья посвящена культурологическому осмыслению коммуникации в онлайновых социальных сетях, которые отвечают требованиям, предъявляемым к цифровым медиа, таким как интерактивность, интеграция и взаимозависимость по принципу ризомы, мультимедийность, гипертекстуальность, дигитализация и наличие цифрового носителя. Исследовательский интерес вызывают мотивы пребывания современного человека в виртуальном пространстве социальных сетей, который может варьироваться от поиска сопричастности до игр в подделку личности. Авторами проведен контент-анализ популярных онлайновых социальных сетей и выявлены мотивы, побуждающие пользователей вступать в коммуникации в виртуальном пространстве.

Выпуск: №1 / 2018 (январь-март)

УДК: 004.946

Автор(ы): Лисенкова Анастасия Алексеевна
кандидат культурологии, доцент, проректор по научной и международной деятельности, Пермский государственный институт культуры, г. Пермь

Мельникова Алина Юрьевна
старший преподаватель, кафедра социально-культурных технологий и туризма, Пермский государственный институт культуры, г. Пермь

Страна: Россия

Библиографическое описание статьи для цитирования: Лисенкова А. А. Цифровые медиа как зеркало современной культуры [Электронный ресурс] / А. А. Лисенкова, А. Ю. Мельникова // Научное обозрение : электрон. журн. – 2018. – № 1. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). – Систем. требования: Pentium III, процессор с тактовой частотой 800 МГц ; 128 Мб ; 10 Мб ; Windows XP/Vista/7/8/10 ; Acrobat 6 х.

Значимость масштабного и всестороннего исследования цифровых медиа сегодня уже невозможно отрицать. Меняется система формирования культурного опыта, повседневные практики социально-культурного взаимодействия. Происходит формирование единого информационно-символического пространства, разделенного на смысловые лакуны, будь то сообщества по интересам, чаты, форумы или отдельные виртуальные культурные проекты. Все эти тенденции влияют на повседневную жизнь и культурные практики современного человека.

Культура как способ осмысления и познания мира, набор принятых на веру ценностей и норм оказались в значительной мере захваченными электронным гипертекстом, который комбинирует, артикулирует и выражает смыслы в виде аудиовизуальной мозаики, способной к расширению или сжатию, обобщению или спецификации в зависимости от аудитории [1]. Цифровой контент стал доминировать над смысловым, смещая акценты в сторону визуальности и «экранности» цифровых медиа.

Под «цифровыми медиа» мы понимаем любой медиа-контент, сгенерированный при помощи цифровых средств (цифровые тексты, цифровая звукозапись, цифровое видео). Проводником к созданию и тиражированию цифрового медиа-контента всегда выступает техническое устройство (смартфон, компьютер и прочее).

В данной статье мы рассматриваем лишь небольшую часть возможностей, которые представляют нам цифровые медиа, а именно коммуникативные возможности виртуальных социальных сетей, выступающих механизмами обработки информации. Это связано с тем обстоятельством, что онлайновые социальные сети обладают всеми характеристиками, присущими цифровым медиа: интерактивностью, интеграцией и взаимозависимостью по принципу ризомы, мультимедийностью, гипертекстуальностью, дигитализацией и наличием цифрового носителя.

Интересным видится взгляд исследователей, представленный в сборнике «Дискурс-анализ в цифровую эпоху»,  где авторы рассматривают виртуальные социальные сети в качестве платформы для изучения цифровых практик  людей, а под цифровыми практиками понимается совокупность действий, включающих инструменты, связанные с цифровыми технологиями, которые применяются определенными группами в качестве способа достижения определенных целей, установления определенной социальной идентичности и воспроизводства определенных наборов общественных отношений [2]. Это утверждение представляется значимым  для понимания тех процессов, которые происходят в современном обществе, способов коммуникации и мотивации пользователей переносить свой повседневный опыт в online-контент.

В цифровых медиа кристаллизуются и тиражируются нормы, система ценностей, представления, модные веяния, объединенные понятием массовой культуры и присущие большинству членов общества. В этом отношении медиа выступают дополнением и расширением поведенческих практик. В то же время цифровые медиа предоставляют площадки для трансляции как андеграундной культуры, так и высокой элитарной. Как отмечает А. В. Костина, «социальное неравенство и дифференциация трансформируются в виртуальное неравенство в поле социальных сетей [3].

Исследовательский интерес вызывают мотивы пребывания современного человека в виртуальном пространстве социальных медиа, которые могут варьироваться от поиска сопричастности до игр в подделку личности и создания множества личностей.

Проведя  анализ медиа-контента социальных сетей, таких, как ВКонтакте, Одноклассники, Badoo, Instagram, Facebook, Twitter, мы выделили несколько базовых мотивов онлайн-коммуникации:

  1. Поиск чувства защищенности, сопричастности;
  2. Конструирование идеального образа себя (создание собственной виртуальной копии);
  3. Тестирование ролей взрослых;
  4. Трансляция социально-одобряемого поведения;
  5. Развлечение;
  6. Желание публично поделиться тайной, часто в условиях анонимности (смещение границ публичного и приватного);
  7. Поддержка, реабилитация (преодоление страха перед своими недостатками);
  8. Обучение;
  9. Создание персональной истории визуализированного успеха и публичная нарративизация личной истории.

Современное «виртуальное поколение» легко входит в коммуникацию с цифровыми медиа, возрастает его медиаграмотность. В то же время чувствуется разрыв между людьми, родившимися в цифровую эпоху и родившимися до ее начала, усугубились межпоколенческие конфликты. В частности, наиболее быстрыми темпами рост этих тенденций происходит в молодежной среде, т. к. молодые люди уже более не выступают потребителями медиадискурса, а становятся «добывателями» и «создателями» информации, творя свой контент и свою цифровую историю, создавая тем самым новые смыслы и образы. «Новые медиа» породили активную аудиторию, которая выступает непосредственным участником формирования, трансляции и тиражирования медиа-контента. Еще Э. Тоффлер отмечал стремительный прирост знаний в обществе, который толкает человека на необходимость постоянного поиска информации, стимулирует пересмотр внутренних представлений об окружающем мире с целью постоянной включенности в информационный поток [4].

Одним из мотивов включенности в виртуальную среду выступает возможность тестировать роли взрослых. Обряд посвящения во взрослую жизнь подростков трансформировался технологически. В традиционном обществе существовали социальные практики, в которых подросток оставался наедине с окружающим миром, будь то поход в магазин или встреча с друзьями. Возникали моменты, когда подросток сам за себя нес ответственность. Сейчас процесс социализации молодого человека часто проходит в интернет-среде. Там обсуждается мода, появляются свои лидеры, вырабатываются мнения и оценки.

Современные технологии не только социализируют молодежь, но и буферизуют моменты испуга подростков при столкновении с непредвиденными новыми явлениями в их жизни, позволяя им выражать в сети свои протесты и девиации. Автономность подростков теперь заключается не в разлуке с родителями, а в возможности выключить на время телефон или «убить» свой виртуальный образ (удалить аккаунт в социальной сети), потерять друзей и подписчиков. При этом важно отметить, что сетевой грамотности и критическому цифровому анализу молодых людей не обучают. Многие вещи они понимают сами, обучаясь у сверстников, таких же пользователей, как они сами.

Освоение виртуальной грамотности и социализация происходит зачастую методом подражания удачным образцам. Так, Ш. Теркл считает, что наши онлайн-личности могут развивать отличную от реальной индивидуальность, чаще всего лучшую, в отличие от физической жизни, но, глядя на сконструированный образ желаемого, человек в реальности старается ему подражать. В этом понимании виртуальное пространство социальных сетей выступает не только платформой для коммуникации, но и средством самовыражения, где любой человек, обладая множественными виртуальными идентичностями, выбирает более подходящую, «идеальную» для аудитории подписчиков, специфики контента социальной сети или в соответствии со своим настроением. Человек становится персонажем собственного производства, скрывая недостатки и представляя публике «идеальный образ самого себя». Мотивом такого поведения может выступать получение психологической защищенности индивида, повышение уверенности в себе, преодоление коммуникативного барьера и др. Эта тенденция имеет как положительные компенсаторные функции, так и отрицательные, способствующие подмене ценностных ориентаций.

Коммуницировать становится проще, знакомства и просьбы становятся более опосредованными. Перед экраном возникает ощущение защищенности, потенциал виртуального мгновенного контакта дает обнадеживающее ощущение сопричастности. Личное реальное общение всё больше переходит границы приватного, интимного. Такая «оцифрованная дружба» обезличивает общение. Компьютеры предлагают нам отказаться от многогранности и сложности человеческих взаимоотношений. А на этом фоне, предлагая множественность различный коммуникационных компонентов, виртуальное общение может с легкостью начаться и также быстро прекратиться в один «клик». Такое общение возможно осуществлять в условиях многозадачности и нестабильности: общаться с несколькими людьми одновременно, при этом смотреть фильм или читать книгу, в то время как наш собеседник не будет чувствовать себя отчужденно. Цифровые устройства вводят новое понятие времени, в котором несколько занятий наслаиваются друг на друга, тем самым рутинизируя и ускоряя жизненный темп.

Рутинные жизни требуют рутинных удовольствий. Скучная реальная повседневность толкает людей в виртуальное пространство ярких образов, поступков, не имеющих рамок, бесконечного потока доступной информации. Поездки в общественном транспорте, ожидание в очереди, перерывы на работе или скучные лекции легко разнообразить пролистыванием новостной ленты в социальных сетях и музыкой в наушниках, производя все действия одновременно и не разделяя on-line и of-line-жизнь.

«Киберблизость приводит к одиночеству вне сети». Отключенный телефон или отсутствие сети создает ощущение, что человек выпал из реальности. Многие люди в такой ситуации чувствуют себя незащищенными, потерянными, так как мобильные устройства позволяют им находиться в мире «постоянного частичного внимания» [5]. Единение с телефоном или другим гаджетом возвело их в разряд продолжения тела человека, поэтому выход из строя этих гаджетов воспринимается как «фантомные боли».

Современная постоянная онлайн-жизнь изменяет самосознание людей и требует пересмотра понятия близости и подлинности. Люди готовы общаться с гаджетами даже без наличия на другой стороне «реального собеседника». Ш. Теркл в своей книге «Одиночество вместе» в качестве примера описывает участившиеся случаи общения пользователей IPhone с виртуальным помощником Siry. Желание вступать во взаимодействие с неодушевленным предметом, заведомо зная ограниченные возможности искусственного интеллекта, строится в первую очередь не на общении, а на стремлении заполнить пробелы, пустоту и одиночество реальной жизни. Этот же мотив зачастую подталкивает людей знакомиться и общаться с незнакомыми людьми в сети, выходя на другие уровни взаимодействия, не требующие постоянного вовлечения.

Люди часто ищут публичное пространство, чтобы побыть наедине с самим собой при помощи виртуальных сетей. Публичные места перестают быть коммуникативными площадками, а становятся местом «социального собрания», где можно анонимно поделиться личным секретом, попросить совета, почувствовать сопричастность. Анонимность в данном случае выступает средством снятия психологического барьера. То, что в реальной жизни может расцениваться как аморальный поступок, в «сети» найдет поддержку. При этом страх получить осуждение не возникает, так как пользователь может в любой момент уйти в off-line.

Подобные мотивы привели к различным девиациям в виртуальной коммуникации – троллинг, создание экстремистских сообществ в «сети» являются следствием тенденции снижения нормативности культуры, признания амбивалентности морали.

В этой связи виртуальные социальные медиа могут выступать эффективным инструментом для различных видов социального влияния как позитивной, так и негативной направленности. Этим инструментом активно пользуются социально-культурные институции в целях обучения, пропаганды социально одобряемого поведения, трансляции и закрепления общекультурных ценностей и т.д. Однако виртуальное пространство изобилует примерами и негативного влияния, в том числе и пропагандой экстремистских идей, членства в религиозных и запрещенных организациях различной направленности, что ставит вопрос о необходимости создания барьеров циркуляции информационных потоков в медиапространстве.

Таким образом, исследование влияния цифровых медиа на современную культуру, виртуальных социальных сетей как формы новых медиа через призму различных аспектов исследовательского интереса, в частности коммуникативных практик или презентации множественных виртуальных идентичностей, должно строиться на основе выявления мотивов пребывания человека в виртуальном пространстве.

 

 

Список использованных источников 

 

  1. Кастельс М., Киселева Э. Россия и сетевое общество: аналитическое исследование // Мир России. 2000. № 1. С.23–51.
  2. Jones R. H., Chik A., Hafner C. A. (Eds.) Discourse and digital practices: Doing Discourse Analysis in the Digital Era. L. ; N. Y. : Routledge, 2015.  250 р.
  3. Костина А. В., Кожаринова А. Р. Конструктивный социальный потенциал массовой культуры: специфика проявления в информационном обществе. М. : ЛЕНАНД, 2015. 256 с.
  4. Тоффлер Э. Третья волна. М. : Аст, 1999. 781 с.
  5. Turkle S. Alone together : why we expect more from technology and less from each other. New York : 2011. 360 p.

 


   

Lisenkova Anastasia

Doctor of Culturology, associate Professor, Vice-rector for research and international activities, Perm state Institute of culture, Perm

 

Melnikova Alina

senior lecturer, Department of socio-cultural technologies and tourism, Perm state Institute of culture, Perm

  

DIGITAL MEDIA AS MIRROR OF MODERN CULTURE

 

Modern culture as a set of values ​​and norms accepted for faith has been largely captured by electronic hypertext, everyday interaction practices, cultural experiences are changing, and the role of digital media is growing. The article is enlightened on the cultural understanding of communication in online social networks that meet the requirements for digital media, such as interactivity, integration and interdependence based on the rhizome principle, multimedia, hypertextuality, digitalization and the availability of digital media. Research interests are the motives for the stay of modern man in the virtual space of social networks, which can range from the search for participation to games in fake personalities. The authors conducted content analysis in popular online social networks and identified motivations that encourage users to enter communications in the virtual space.

 

Keywords: digital culture, digital media, Internet, virtual communication, social networks.

  

© АНО СНОЛД «Партнёр», 2018

© Лисенкова А. А., 2018

© Мельникова А. Ю., 2018