ДЛЯ НИХ АРМИЯ СТАЛА РЕВОЛЮЦИОННОЙ ШКОЛОЙ

image_pdfimage_print
Аннотация: В статье рассматривается роль военной службы в революционном пути уроженцев мордовского края накануне и в период революции 1917 г. В исследовании проанализированы публикации региональной прессы накануне и в год пятидесятилетия великой российской революции. Отмечается, что военная служба вместе с перенесенными в детстве и юности невзгодами, стала важным стимулом в итоговом революционном выборе уроженцев мордовского края и обеспечили активное участие в событиях революции и гражданской войны.
Выпуск: №3 / 2018 (июль — сентябрь)
УДК: 94:355.1 (470.345) "19"
Автор(ы): Кистанов Сергей Васильевич
кандидат исторических наук, доцент, кафедра истории России, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Национальный исследовательский Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарёва
Страна: Россия
Библиографическое описание статьи для цитирования: Кистанов С. В. Для них армия стала революционной школой [Электронный ресурс] / С. В. Кистанов // Научное обозрение : электрон. журн. – 2018. – № 3. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). – Систем. требования: Pentium III, процессор с тактовой частотой 800 МГц; 128 Мб; 10 Мб; Windows XP/Vista/7/8/10; Acrobat 6 х.

 

В 2017 году отмечалось столетия великой российской революции 1917 года – события, определившего цивилизационный выбор нашей страны практически на весь ХХ век. Великая российская революция 1917 г. затронула все слои тогдашнего российского общества, ибо она стала следствием нерешенности основных проблем, стоявших в начале ХХ века перед Российской империей: аграрного, рабочего, национального вопросов, усиленных поражениями России в Первой мировой войне.

В процессе революционных событий 1917 г. рельефно проявилось противостояние «власть – общество», что объясняет массовость революционных событий, большой охват населения и вовлеченность в них всех слоев российского общества начала ХХ века. Революция стала истинно массовым явлением, общенародным событием. Вовлеченность разных социальных групп была столь сильна, что, несмотря на все положительные ее итоги, она перетекла в самое страшное внутрироссийское потрясение ХХ века – гражданскую войну.

Факт большого числа участников революционного движения, и, прежде всего на местах – в российской глубинке, определяет необходимость остановиться на мотивах их вовлеченности в вышеупомянутые события, а также на тех факторах, которые непосредственно вовлекали людей в водоворот революции. В качестве типичной причины вовлечения молодого человека начала ХХ века в революционную деятельность мы возьмем службу в российской императорской армии. С пространственно-административной точки зрения в нашем исследовании мы проанализируем ситуацию в Саранском, Инсарском и Краснослободском уездах Пензенской губернии, Темниковском и Спасском уездах Тамбовской губернии, Лукояновском уезде Нижегородской губернии, Ардатовском и Карсунском уездах Симбирской губернии, т.е. территории современной Республики Мордовия, которой в начале XX века еще не существовало, и близлежащих районов соседних областей.

В качестве источниковой базы исследования мы обратимся к республиканской прессе середины 1960-х годов – т.е. периоду, когда в Советском Союзе готовились отметить пятидесятилетие Великой Октябрьской социалистической революции. Нашему анализу подверглись публикации в центральной республиканской газете «Советская Мордовия» за 1964–1968 гг., а также районные газеты Мордовской АССР за 1967 год: инсарский «Коммунист», краснослободская «Знамя труда», теньгушевская «Ленинская правда», ардатовская «Маяк», чамзинская «Знамя», темниковская «Сельская новь» и большеберезниковская «Заветы Ленина». Обусловленность выбора именно этих районных газет продиктована, прежде всего, тем, что мы охватили газеты прежних уездных центров как узлов революционных событий, происходивших в 1917 г. на территории современной Республики Мордовия. Кроме этого, были проанализированы материалы теньгушевской районной газеты, т.к. именно в этом селе прошли знаковые события по установлению советской власти в Темниковском уезде. Большеберезниковская районная газета рассматривается в контексте возможной преемственности революционных событий 1905–1907 гг., т.к. территория нынешнего Большеберезниковского района в период первой российской революции являлась настоящим полем битвы властей с местными эсерами. Наконец, чамзинская районная газета взята в качестве примера территории, где становление советской власти прошло достаточно тихо и спокойно. Также следует отметить, что газетные публикации в большей степени представляют собой либо воспоминания самих участников событий, либо воспоминания о героях публикаций близких людей (родных, друзей, сослуживцев).

Итак, в результате работы с местной прессой юбилейного периода, нами было выявлено 57 участников революционных событий 1917 г. на территории современной Республики Мордовия. В результате выборки нами были оставлены только те участники революции, которые имели за собой к 1917 г. службу в российской армии. Таких людей у нас оказалось 30 или 53% от общего числа обнаруженных нами в газетах участников революционного движения в мордовском крае в 1917 г.

По уездам данное соотношение представляется таким. В бывшем Темниковском уезде в газетах упоминались 16 участников революционного движения, из них военнослужащими являлись 11 человек (69 %), в Инсарском уезде из 14 человек – 7 (50 %), в Ардатовском уезде из 8 – 4 (также 50 %), в Краснослободском уезде из 7 – трое (43 %), в Спасском уезде из 6 – двое (33 %), в Карсунском уезде из четырех – трое (75 %). Лишь упомянутые в «Советской Мордовии» оба участника революционных событий в Саранске не имели за плечами службы в армии (к тому же одна из них – женщина). Таким образом, по чисто формальным показателям в лидерах оказались Карсунский и Темниковский уезды, а аутсайдерах – Спасский уезд.

Практически во всех газетных публикациях, посвященных участникам событий великой российской революции 1917 г. на территории мордовского края, упоминаются три стандартных фактора, повлиявших на их дальнейший политический выбор: тяжелые времена, пережитые в детском и юношеском возрасте, тяжелое положение рядового солдата (матроса) и влияние антиправительственной агитации (прежде всего, большевистской) в период службы в армии.

Так, вспоминая юношеские годы Петра Ганцева (Краснослободск), отмечается, что он в возрасте 15 лет успел поработать учеником в магазине купца, чернорабочим на винном складе, на кирпичном заводе в Саратовской губернии [3]. Леонтий Пешонов (с. Шадыми-Рыскино), рано оставшийся без отца поработал подпаском, затем батраком у помещика [6]. Иван Дючков (г. Ардатов) до службы в армии успел поработать кочегаром на Волге, а затем и на Каспийском море [11]. Иван Столяров (с. Шишкеево) с 12 лет батрачил на сельского богатея [15]. Очень часты в газетных публикациях упоминания о многодетности семей.

Многие участники будущих революционных событий отмечали тяжелое положение рядовых солдат и матросов, жестокое отношение к ним со стороны офицеров. Так, Семен Лукин и И. Чичаев вспоминают о наказаниях розгами, которые применялись по отношению к рядовому составу [9; 5]. О рукоприкладстве боцмана упоминает и Михаил Шмаков [13]. Не случайно, что после февральских событий в Петербурге несколько наших земляков приняли участие в расправах над офицерами.

При этом в воспоминаниях подавляющего большинства участников революционных событий 1917 г. отмечается агитация со стороны большевиков. Из 30 обнаруженных нами в газетах бывших военнослужащих только 6 не упоминают о наличии антиправительственной агитации в период армейской службы. При этом отмечались разные формы агитации: распространение нелегальных газет и брошюр, агитация со стороны политически подкованных сослуживцев, агитация со стороны промышленных рабочих.

В связи с прохождением воинской службы уроженцы мордовского края в период революционных событий 1917 г. были разбросаны по всей стране. Отсюда мы можем проследить и широкую географию событий, в которых они приняли участие. Следует отметить, что среди лиц, упоминаемых в газетных публикациях и проходивших военную службу, к началу февраля 1917 г. домой вернулся лишь один. В 1916 г. после семилетней службы на Балтийском флоте в родное Теньгушево вернулся Семен Васильевич Муклецов. Двое уроженцев Инсарского уезда (Василий Алексеев и И. Чичаев) приняли участие в февральско-мартовских событиях на территории родного уезда, поскольку проходили службу в 167 запасном полку в Инсаре. В марте после демобилизации вернулся в родное село Симкино Федор Тятюшкин. Летом 1917 г. в родные края прибыли Василий Никитин и Ефим Елисеев. В то же время темниковец Иван Михайлов под воздействием антивоенной агитации дезертировал с фронта. Осенью 1917 г. из армии вернулись Ефим Князьков, Иван Чибрин, Иван Гущин, Леонтий Пешонов и Иван Дючков. В декабре 1917 г. после демобилизации из состава московского гарнизона прибыл И. Бодрин.

Особо следует отметить двоих – Василия Ивановича Алексеева и Ивана Васильевича Дючкова, оставивших яркий след в революционных событиях Инсарского и Ардатовского уездов соответственно. Алексеев после мартовских событий был избран в состав гарнизонного Совета солдатских и офицерских депутатов, а затем в состав уездного Совета солдатских и крестьянских депутатов. С июня 1917 г. он стал членом Рузаевского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в организации которого он сам принимал активнейшее участие [2]. И. Дючков – один из руководителей событий, приведших к установлению Советской власти в Ардатовском уезде. После февральских событий в Петрограде он был избран в состав большевистского комитета линкора «Петропавловск», в октябре 1917 г. – демобилизовался и по направлению партии был отправлен в родные места. В январе 1918 г. он стал председателем Ардатовского Военно-революционного комитета, который, разогнав эсеровский Ардатовский городской совет, установил Советскую власть в городе, а затем и во всем уезде [11].

Говоря об уроженцах мордовского края, служивших к 1917 г. в армии, следует отметить, что пятеро из них к началу революционных событий являлись унтер-офицерами и офицерами. Василий Рогов (с. Решетино Спасского уезда), Ефим Князьков (с. Веденяпино Темниковского уезда) и С. Степанов (с. Сакаево Темниковского уезда) в 1917 г. являлись унтер-офицерами, причем второй к этому времени являлся кавалером Георгиевского креста всех четырех степеней. Михаил Шмаков (с. Старое Зубарево Краснослободского уезда) имел звание боцмана, но за избиение старшего по званию, пытавшегося помешать большевистской пропаганде, был разжалован в солдаты. Темниковец Александр Пономарев к 1917 г. был капитаном и являлся командиром роты; о звании Якова Беглова в газетной статье не указывается, но отмечается, что после октября был избран командиром полка. Всех они в 1917 г. приняли сторону большевиков, принимали активное участие в агитации своих солдат или матросов. Также интересным является и факт того, что шестеро уроженцев мордовского края были матросами. Василий Рогов – унтер-офицер линкора «Петропавловск», Иван Дючков – матрос того же корабля. Семен Муклецов – матрос на «Громобое». Михаил Шмаков сначала проходил службу на тральщике «Шексна», а после его гибели на немецкой мине – на крейсере «Аврора». На том же легендарном корабле Балтийского флота служил Григорий Таратынов (с. Русско-Полянские Выселки Краснослободского уезда). Во время октябрьских событий в Петрограде он помогал проводить крейсер по фарватеру Невы, а затем принял участие в обстреле Зимнего дворца. На подводной лодке у берегов Норвегии нес службу в 1916–17 гг. Андрей Сапунов (с. Потижский Острог Инсарского уезда).

Разбросанность уроженцев мордовского края по фронтам и армиям объясняет то, что им удалось принять участие в революционных событиях 1917 г. в разных частях нашей великой страны.

Так, Василий Кузьмич Бойнов (с. Широмасово Темниковского уезда), будучи солдатом Волынского пехотного полка, служил под командой Тимофея Кирпичникова – «первого солдата русской революции». Вместе с полком принял участие в февральских событиях в Петрограде. Летом 1917 г. под влиянием большевистской агитации перешел на их сторону и в этом качестве принял участие в штурме Зимнего дворца, а затем участвовал в отражении похода на Петроград войск Керенского [10]. Также в штурме Зимнего двора в октябре 1917 г. приняли участие Иван Бурмистров (с. Каменка Ардатовского уезда) и Михаил Шмаков.

Солдатом 192 запасного пехотного полка московского гарнизона в 1917 г. являлся И. Бодрин (с. Анаево Темниковского уезда). Сроки его службы приходятся на период вооруженной борьбы в Москве между сторонниками большевиков и их политических противников. Он лишь отмечает, что с радостью принял февральскую революцию, как и все солдаты его полка. Но, к сожалению, текст газетной статьи не дает нам ответа – участвовал ли в боях 28 октября – 3 ноября [14].

Павел Алтабаев (с. Кажлодка Спасского уезда) в октябре 1917 г. служил в Нижнем Новгороде. В этот период своей службы он много общался с большевистски настроенными сормовскими рабочими. В итоге П. Алтабаев принял участие в становлении Советской власти в Нижнем Новгороде и Сормове, участвовал в аресте чиновников и офицеров в столице губернии [12].

С. Степанов, в 1917 г. воевавший под Двинском, был хорошо знаком с большевистской «Окопной правдой» и петроградскими рабочими-большевиками, приезжавшими на фронт. Вскоре часть, в которой он служил как ненадежную сняли с фронта и перевели в тыл – в Нижний Новгород. В ноябре 1917 г. он вместе с местными большевиками устанавливал Советскую власть в Сергаче [8].

Красноярский полк, в котором служил Петр Ганцев, во время июньского наступления отказался идти в атаку. За это Ганцев вместе с несколькими зачинщиками был посажен в двинскую тюрьму, затее отправлен в штрафной батальон, где был ранен. Октябрь 1917 г. он встретил в Галиче Костромской губернии, где был избран председателем ротного и членом полкового комитетов. За время службы Ганцев стал убежденным сторонником большевистской партии [3].

Ряд уроженцев мордовского края начал свой революционный путь с большевистской агитации вдали от дома и, уже вернувшись на свою малую Родину, на практике реализовали то, что в них закладывали пропагандисты.

Так, Ефим Князьков, воюя на Кавказском фронте, был свидетелем большевистской антивоенной агитации, знакомился с антиправительственными книгами, за чтением которых был пойман. После февраля 1917 г. он становится председателем полкового комитета в г. Тифлисе [7]. Иван Гущин (с. Лухменский Майдан Инсарского уезда), служа в армии в Закавказье, сблизился с местными большевиками. В городе Ленкорань Бакинской губернии в 1917 г. вступил в РСДРП (б) [4]. И. Щеглов (с. Пичеуры Карсунского уезда) упоминает, что находясь на фронте в Румынии, он и многие солдаты его части сочувствовали большевикам, читали «Правду». Среди солдат шло брожение и в итоге всю дивизию сняли с фронта и перевели в Пензенскую губернию [1]. География знакомства уроженцев мордовского края с большевиками широка – кроме указанных выше населенных пунктов в этом списке идут Рига, Борисоглебск, Барановичи и даже гарнизон на персидской границе.

Таким образом, для многих участников революционного движения периода великой российской революции 1917 г. на территории мордовского края армия стала настоящей революционной школой. Молодежь из российской глубинки (которой в то время и являлась территория мордовского края), столкнувшись с раннего детства со многими трудностями, успев до призыва на службу побатрачить на помещика или кулака, попадала в коллектив, складывающийся из таких же, как и они, людей. Испытывая в ходе армейской службы притеснения со стороны офицеров, они становились крайне восприимчивыми к антиправительственной агитации. Шедшая в это время Первая мировая война, особенно после февральской революции, во многом поспособствовала успеху именно большевистской пропаганды с ее антивоенными лозунгами. Поэтому бывшие военнослужащие в первую очередь и становились устроителями Советской власти на местах, той силой, опираясь на которую члены партии и провели знаменитое Триумфальное шествие Советской власти осенью 1917 – весной 1918 гг.

 

 

Список использованных источников

 

  1. Щеглов И. Так мы начинали // Заветы Ленина. 1967. 28 марта. С. 2.
  2. Алексеев В. Незабываемые годы // Заря коммунизма. 1967. 8 августа. С. 2.
  3. Травин П. Школа мужества Петра Ганцева // Знамя труда. 1967. 5 октября. С. 2.
  4. Потлов А. Не стареют душой ветераны // Коммунист. 1967. 2 сентября. С. 2
  5. Чичаев И. А. Февральские события в Инсаре // Коммунист. 1967. 21октября. С. 2, 4.
  6. Краснов Д. Этапы пройденного пути // Коммунист. 1967. 2 ноября. С. 2–3.
  7. Соколов И. Человек интересной судьбы // Ленинская правда. 1967. 20мая. С. 2.
  8. Степанов С. Через три войны // Ленинская правда. 1967. 7 сентября. С. 2.
  9. Лукин С.И. Путь борьбы и побед // Сельская новь. 1967. 29 июня. С. 2.
  10. Юровский И. За власть Советов // Советская Мордовия. 1964. 19апреля. С. 3.
  11. Байков Е. Герои не умирают // Советская Мордовия. 1965. 17 октября. С. 3.
  12. Глебов М. За дело народное // Советская Мордовия. 1965. 7 ноября. С. 4.
  13. Янюшкин И. Революции рядовой // Советская Мордовия. 1965. 24ноября. С. 2.
  14. Бодрин В. Годы и события // Советская Мордовия 1967. 2 марта. С. 3.
  15. Филенков Н. Он устанавливал советскую власть // Советская Мордовия 1967. 27 октября. С. 2.

 


 

Kistanov Sergey

Doctor of History, associate Professor, Department of Russian History, National Research Ogarev Mordovia State University

 

THE ARMY BECAME THE REVOLUTIONARY SCHOOL FOR THEM

 

The article deals with the role of military service in the revolutionary way of the natives of Mordovia before and during the revolution of 1917. The survey analyzes the publications of the regional press on the eve and in the year of the fiftieth anniversary of the great Russian revolution. It is noted that military service and hardship in childhood and youth became an important stimulus in the final revolutionary choice of the natives of Mordovia region and provided an active participation in the events of the revolution and civil war.

  

Keywords: army, navy, soldiers, sailors, officers, workers, Soviets, the Bolsheviks, propaganda.

 

© АНО СНОЛД «Партнёр», 2018

© Кистанов С. В., 2018

image_pdfimage_print