СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В УДМУРТИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)

Аннотация: В статье представлены общие итоги социологического исследования, посвященного состоянию этнокультурного образования в Удмуртии. Материалы позволяют выяснить готовность различных участников образовательного процесса воспринимать, поддерживать и развивать этнокультурное образование и решать задачи Стратегии государственной национальной политики. Анализируются общественные потребности в этнокультурном образовании, его формы, влияние на формирование идеологии гражданского согласия.

Выпуск: №4 / 2017 (октябрь-декабрь)

УДК: 316.6:323

Автор(ы): Воронцов Владимир Степанович
кандидат исторических наук, доцент, кафедра политологии и политического управления, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Удмуртский государственный университет»; старший научный сотрудник Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН

Черниенко Денис Аркадьевич
кандидат исторических наук, доцент, кафедра истории Удмуртии, археологии и этнологии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Удмуртский государственный университет», старший научный сотрудник Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН

Страна: Россия

Библиографическое описание статьи для цитирования: Воронцов В. С. Состояние и перспективы этнокультурного образования в Удмуртии (по материалам социологического исследования) [Электронный ресурс] / В. С. Воронцов, Д. А. Черниенко // Научное обозрение : электрон. журн. – 2017. – № 4. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM). – Систем. требования: Pentium III, процессор с тактовой частотой 800 МГц ; 128 Мб ; 10 Мб ; Windows XP/Vista/7/8/10 ; Acrobat 6 х.

Статья подготовлена в рамках выполнения научно-исследовательских работ в интересах Департаментов Министерства образования и наук РФ, шифр проекта 28.4503.2017/5.3

 

В настоящее время круг проблем, связанных с содержанием и формами реализации этнокультурного образования в регионах России, привлекают повышенное внимание и приобретают дополнительную актуальность в контексте задач «Стратегии государственной национальной политики РФ до 2025 года», последних инициатив в области языковой политики [3; 7]. Присутствие этнокультурной тематики в образовательных стандартах и педагогической практике становится одним из важных объектов исследований, в том числе, с помощью социологического инструментария [5; 9]. Выявление существующих проблем, их анализ и перевод эмпирического знания из теории в плоскость практических действий поможет также улучшению ситуации в сфере этнографической грамотности населения, прежде всего, учащейся молодежи [2].

В апреле – мае 2017 г. в рамках государственного задания Министерства образования и науки РФ в ряде регионов страны было проведено социологическое исследование, направленное на анализ гуманитарного предметно-дисциплинарного цикла в школах и вузах в аспекте формирования российской идентичности, воспитания гражданской ответственности и солидарности. Программа, методика и инструментарий социологического исследования подготовлены сотрудниками Института этнологии и антропологии РАН и Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. В Приволжском федеральном округе исследование охватило 10 из 14 его субъектов. Опрос проводился методом самозаполнения стандартизированных бланков анкет и заполнения со слов респондентов подготовленными анкетерами.

Приволжский федеральный округ обладает своей спецификой, поскольку ряд регионов – национальных республик, имеет значительный опыт в сфере изучения и преподавания языков и предметов этнокультурного содержания. В постсоветский период в ряде субъектов разработана местная законодательная база, имеется круг квалифицированных специалистов-практиков, определенный общественный запрос на преподавание дисциплин национально-регионального компонента. В системе образования регионов ПФО этнокультурный компонент имеет достаточно высокую актуальность для обучающихся и их родителей [4].

В Удмуртии вопросы, связанные с языковой политикой, этнокультурным образованием и преподаванием родных языков в учебных заведениях, сохраняют актуальность в научной литературе [1; 9] и информационном пространстве республики, обсуждаются на разных уровнях – в органах власти, национально-культурных организациях, СМИ [6].

По Конституции Удмуртии, государственными языками республики являются русский и удмуртский. В республике в 2001 г. принят закон «О государственных языках Удмуртской Республики и иных языках народов Удмуртской Республики», в течение ряда лет функционировала целевая программа реализация данного закона. В 2000 г. разработана Концепция развития национального образования Удмуртской Республики, однако после внесения известных поправок в федеральный закон «Об образовании» в 2007 г., она не работает. В школах республики не проводится обучение на удмуртском или каком-либо другом миноритарном (нерусском) языке, во всех общеобразовательных учреждениях преподавание учебных дисциплин проводится только на русском языке. В т.н. «национальных» школах миноритарные языки (удмуртский, татарский и марийский) и литература изучаются как предмет. Обязательное изучение удмуртского языка на законодательном уровне не закреплено, он изучается на добровольной основе частью школьников-удмуртов в сельской местности и значительно реже – в городских школах.

Одним из приоритетных направлений в языковой политике является обеспечение возможности изучать этнические языки всеми желающими на добровольной основе. Для развития системы дополнительного образования оказывается финансовая поддержка национально-культурным организациям и образовательным учреждениям. Например, в 2016 г. на 35 площадках в городах и районах Удмуртии были организованы бесплатные курсы удмуртского языка для всех желающих, также работали 4 группы по изучению татарского языка. Осуществляли свою деятельность армянская, немецкая, азербайджанская и еврейская воскресные школы, где наряду с изучением истории и культуры своих народов, желающие могли посещать языковые курсы.

Однако, как показывают данные опросов населения, для удовлетворения языковых и этнокультурных потребностей граждан предпринимаемых мер явно недостаточно, тем более что количество школ с преподаванием национальных языков и литератур, как и численность носителей миноритарных языков, в последние годы неуклонно сокращается. Если, в 2000/2001 учебном году в республике действовало 415 школ, в которых национальные языки и литературы изучали 33299 учащихся (из них 31459 изучали удмуртский язык и литературу, 1335 – татарский язык и литературу, 489 – марийский язык и литературу, 16 – чувашский язык и литературу), то в 2016/2017 учебном году в Удмуртии функционировало уже только 229 общеобразовательных учреждений, в которых 18365 учащихся изучали родной язык и литературу, что составляет 11% от всех обучающихся в школах республики (из них 17383 учащихся изучали удмуртский язык и литературу, 746 – татарский язык и литературу, 236 – марийский язык и литературу). Таким образом, за 16 лет количество «национальных» школ и обучающихся в них детей сократилось почти в два раза (с 415 до 229 школ, с 33299 до 18365 учащихся), причем сокращение школ не объясняется только демографическим сокращением населения.

Собственно, одна из задач социологического исследования сводилась к выяснению общественных потребностей на изучение национальных языков и предметов этнокультурной направленности. Согласно выборке, в Удмуртии опрошено 180 экспертов, в качестве экспертов выступили 100 (57%) учителей городских и сельских общеобразовательных школ и лицеев, преподающие гуманитарные и естественные предметы, физкультуру, ОБЖ, эстетическое воспитание; 50 (27%) преподавателей из четырех вузов на факультетах и кафедрах различных направлений и специальностей – гуманитарных, технических и естественнонаучных; 10 (6%) представителей органов управления образования на уровне республики и г. Ижевска; 10 (6%) сотрудников иных органов власти, 10 (6%) руководителей и активистов общественных организаций, в том числе, национально-культурных объединений.

В целом большинство респондентов с пониманием и интересом отнеслись к обозначенной проблематике. Опрос прошел в конструктивной, доброжелательной обстановке, вызвал живой интерес и определенные надежды участников на то, что их мнение все-таки будут учитывать при «очередном реформировании системы образования».

В ходе исследования необходимо было установить, на каких ступенях общего и профессионального образование ведется преподавание национальных языков и в целом предметов этнокультурной направленности и в каких формах. Опираясь на личный опыт и опыт собственного учебного учреждения, эксперты считают, что изучение национальных языков ведется: на начальной ступени школы в рамках основной программы (19%) или факультативно (19%), на основной ступени – в основной программе (17%) или факультативно (11%), на средней ступени – в основной программе (12%) или факультативно (4%), в вузе – в основной программе (18%) или факультативно (18%). В целом наличие этнокультурного образования в том или иной форме эксперты отметили в вузах в 97% ответов, в школе на основной ступени школы – 80%, на начальной ступени – 84%, на средней ступени – 62%.

Среди разных видов этнокультурного образования в своих учреждениях эксперты чаще всего отмечали наличие этнокультурного содержания в программах (17%), наличие отдельных предметов этнокультурной направленности (11%), преподавание национального языка в основной программе (12%), преподавание национального языка факультативно (9%). Отсутствие этнокультурного образования отметили 15% экспертов. В качестве других форм этнокультурного образования эксперты указали: ОРКСЭ, краеведение, наличие соответствующих тем в программе обучения, внеучебные (внеклассные) воспитательные мероприятия, программу магистерской подготовки, фольклорные коллективы (очевидно, имеется в виду их наличие в образовательных организациях). Ничего из перечисленного (преподавание национальных языков, предметы этнокультурной направленности и др.), по мнению экспертов, нет на средней ступени школы (43%), на основной ступени (23%), на начальной ступени (17%), в вузах (3%).

Более половины экспертов (65%) уверены, что в их учебном заведении никаких препятствий для преподавания национальных языков нет, 8% опрошенных полагают, что препятствия есть, 11% – затруднились с ответом. Из полученных комментариев можно сделать главный вывод: формальных (искусственных) препятствий нет, администрации школ специально не блокируют такую работу. Но в целом работа ведется слабо, учебные предметы недостаточно выполняют свои социальные и мировоззренческие задачи, в том числе, по формированию гражданской идентичности. Для эффективного преподавания национальных языков и культур нужен комплекс факторов: правовое поле (нормативные документы), подготовленные педагогические кадры-носители языка, современная учебно-методическая литература и т.д. На данный момент такие ресурсы, и то в основном для изучения удмуртского языка, есть у незначительного количества образовательных организаций.

Проведенный опрос позволил выявить экспертное мнение по поводу того, для каких видов труда в будущей профессиональной занятости уместно изучать национальные языки, народную культуру и традиции в учебных заведениях (данный вопрос был сформулирован как многоответный, всего получено более 1400 ответов). По мнению подавляющего большинства респондентов, такие знания нужны, прежде всего, в области этнографического туризма (85%), традиционной кухни (72%), образования и воспитания (72%), художественных промыслов (70%), в СМИ (67%), переводческой деятельности (58%), производства художественных изделий (50%). Другие виды деятельности получили менее 50% ответов. При этом только 1% респондентов считают, что знания о народной культуре и национальных языках для указанных видов труда вообще не нужны, затруднились ответить 2% опрошенных.

В отношении того, достаточно ли хорошо учебные администрации в регионе осведомлены об этнокультурных интересах населения в сфере образования, мнения экспертов разделились на три почти равные части: одна часть считает, что «да» – администрации осведомлены (34%), другая – «нет», не осведомлены (31%), при этом 35% затруднились дать определенный ответ.

Экспертов беспокоит то, что в образовательных учреждениях администрации специально не уделяет повышенного внимания к этому вопросу, не проводят специальных мониторингов (исследований, анкетирования), обсуждаются только самые общие вопросы, но не конкретные меры и потребности; основное внимание уделено профильным предметам, на этнокультурное содержание времени мало и др. В качестве важной выделяется и проблема освещения сферы этнокультуры в СМИ, где эта тема пока лишь «мелькает».

В этой связи экспертам было предложено сделать прогноз – будет ли, по их мнению, в ближайшие годы в регионе достаточное количество родителей учащихся, заинтересованных в школьном или вузовском обучении своих детей национальным языкам (кроме русского и иностранных), предметам на национальных языках, другим предметам этнокультурной направленности, предметам религиозной направленности?

Вопрос о степени востребованности обучения национальным языкам разделил экспертов на три почти равные группы: «да» – 32%, «нет» – 34%, затруднились ответить – 34%. Почти половина экспертов считает, что достаточного количества родителей, заинтересованных в обучении предметам на национальных языках не будет – 45%, положительный ответ дали лишь 16%, затруднились ответить 39%. В отношении других предметов этнокультурной направленности (помимо национальных языков) ситуация значительно более позитивная: уверенность в наличии интереса высказали 43% экспертов, «нет» ответили 18%, затруднились ответить 39%. По вопросу о востребованности предметов религиозной направленности положительный ответ дали лишь 23% экспертов, 26% опрошенных дали отрицательный ответ и более половины (51%) затруднились с ответом.

По вопросу о том, может ли сокращение или полное отсутствие национальных языков и этнокультурного содержания образования в учебных заведениях региона стать поводом для недовольства общественности, мнения экспертов также разделились: большая часть полагает, что может (44%), чуть более четверти (28%) дали отрицательный ответ и примерно столько же (27%) опрошенных затруднились с ответом.

Большинство сторонников невозможности общественных волнений обращали внимание на то, что Удмуртия – регион со стабильными межнациональными отношениями, где невысока доля нерусского населения. Следует отметить, что подавляющее большинство экспертов допустили возможность социального недовольства только при существенных оговорках: «Может вызвать недовольство незначительной части общественности (интеллигенции – носителей языка, национальных политиков)», «Скорее всего, только в сельской местности», «Недовольство общественности может произойти исключительно в тех районах республики, где проживает большой процент нерусского населения» и др.

По мнению экспертов, учебные заведения региона (школы, вузы) чаще всего реализуют такие виды этнокультурной деятельности как: организация для школьников и молодежи посещения исторических мест, памятников, культурных объектов (83%); развитие межрегиональных и иных культурных связей (57%); проведение мероприятий по предупреждению конфликтных ситуаций в сфере межнациональных отношений (56%); проведение мероприятий, препятствующих распространению ненависти, основанной на националистических, религиозных и экстремистских идеях (54%); проведение мероприятий, препятствующих распространению идеологии и символики фашизма и нацизма (43%); содействие участию молодежных и детских общественных объединений в мероприятиях по гармонизации межнациональных отношений (37%); поддержка добровольческой деятельности по сохранению культурного наследия (34%); мониторинг межэтнических и религиозных отношений с целью заблаговременного предупреждения общественных разногласий и конфликтов (18%); содействие межкультурному общению и повышению взаимного доверия мигрантов и местного населения (16%); участие в общественных советах по гармонизации межнациональных отношений (13%).

В завершении анкеты у экспертов была возможность высказать обобщенный итоговый комментарий по теме опроса, который посчитали возможным оставить 40% опрошенных. В своих комментариях эксперты, в частности, отмечали, что тематика исследования важна и актуальна: «Этнокультурный компонент необходимо развивать, современный мир требует новых подходов, в частности – проблема миграции», «Я считаю, что необходимо развивать национально-культурное направление, учить национальные языки, так как это наша история», «Я считаю, что этнокультурное образование в самых разных формах необходимо уже потому, что надо решить вопрос с этнографическим невежеством населения и, прежде всего, молодежи», «Этнокультурное образование крайне необходимо, так как мы живем в многонациональной стране, а значит надо знать о своих соседях, чтобы избежать конфликтов, чтобы было уважение между людьми», «Тема нужная, важная. Современные дети мало знают об этнокультурном и региональном историческом наследии. Многие затрудняются в ответе о своем семейном наследии, о традициях и пр. На занятиях и уроках выделяется время для ознакомления детей, а практических занятий недостаточно, дети затрудняются во многих вопросах этнокультурных ценностях» и др.

Вместе с тем, понимание значимости исследуемой проблемы наталкивается у экспертов на «прозу жизни», т.е. реальную ситуацию в образовательных учреждениях, которую они как педагоги-практики в массе своей очень хорошо знают. Среди подобных оценок были высказаны, например, следующие: «Школам некогда заниматься межнациональным направлением, детей только загружают знаниями! Будем надеяться на лучшие времена!», «На сегодняшний день родители не заинтересованы в преподавании национальных языков, т.к. в учебном процессе часы на изучение других предметов сокращаются, а обучающиеся должны сдавать ОГЭ и ЕГЭ по другим обязательным предметам», «Развитие этнокультурного образования на нуле в связи с недостатком финансирования… А когда находится знающий человек, оказывается, что ему нет возможности платить за уроки», «Преподавание этих предметов часто ведется формально, в т.ч. по объективным причинам. Например, содержательно, новые учебники, пособия и популярная литература выходят малыми тиражами…», «Низовые инициативы крайне слабы и не подкреплены необходимыми ресурсами. Даже в национальных республиках. Поэтому, к сожалению, без изменения образовательной политики существенных сдвигов здесь ждать сложно» и др.

Некоторые эксперты (к сожалению, очень немногие) пытались предложить некие модели, подходы и принципы возможного развития этнокультурной сферы: «Реализация культурной и языковой политики в регионах имеющих национальную окраску проводиться безусловно должна, но без ущерба интересам других народов и на добровольной основе», «При хорошей рекламе со стороны образовательных учреждений, родители сказали бы «да» национальным языкам и предметам этнокультурной направленности» «Необходимо учитывать этнокультурные интересы всех народов, проживающих в регионе, но при этом учитывать и количественный состав населения. Исторически основу населения региона составляют удмурты, русские и татары. В границах Удмуртии больше внимание (не в ущерб другим народам) необходимо уделять истории и культуре удмуртского и русского населения» и др.

Таким образом, по итогам исследования экспертного сообщества республики можно сделать следующие выводы:

  • Наличие тех или иных форм знакомства с национальным языком и этнокультурным образованием присутствует в учебных организациях Удмуртии, но в ограниченному объеме, эта практика не является повсеместной. Лучше ситуация обстоит на начальной и основной ступенях школы и в вузах, средняя ступень школы, в целом, в наименьшей степени обеспечена такого рода информацией.
  • Существенных препятствий для преподавания предметов этнокультурной направленности в образовательных учреждениях, как правило, нет. Эту точку зрения разделяют 65% респондентов. Но, возможно, такая в целом благополучная ситуация складывается из-за того, что нет и активного движения в этом направлении: 16% отметили, что такое преподавание вообще не ведется. Главные проблемы традиционно связаны с финансированием, кадрами, материальным обеспечением учебного процесса.
  • С точки зрения экспертов, знания о народной культуре могут использоваться в разных видах трудовой деятельности. Главным образом, в туризме. Также эти знания могут пригодится в сферах занятости, связанных с традиционной кухней, образованием и воспитанием, художественными промыслами, работой в СМИ. В то же время, эксперты видят опасность чрезмерности «этностиля» в современной масс-культуре, из-за чего утрачивается оригинальность, первозданность культурных форм, появляются культурные «миксы» сомнительного содержания.
  • Вопрос о том, имеют ли администрации учебных заведений полное представление об этнокультурных интересах населения в сфере образования разделил экспертное сообщество. Показательно, что значительная часть опрошенных затруднилась ответить, что говорит о сложности проблемы. Но главная проблема, очевидно, в той или иной степени фиксируется: отсутствие системности в получении и анализе информации подобного рода и отсутствие надежных источников информации. Наиболее распространенной формой в школах остается традиционное анкетирование родителей.
  • Эксперты полагают, что в ближайшие годы интерес со стороны родителей может вызвать изучение их детьми отдельных предметов этнокультурного содержания, в меньшей степени изучение национального языка. Прогнозируется отторжение идеи обучения на национальном языке и изучение предметов, связанных с религиозной направленностью.
  • Недооценка значимости этнокультурного образования и/или его игнорирование при сочетании ряда факторов может привести к общественному недовольству. Основной акцент в ожидаемых угрозах сделан на утрату культурной самобытности титульного народа. Кроме того, по мнению экспертов, вызревание недовольства возможно в ограниченной социальной среде и при определенных обстоятельствах. В то же время, очевидна этнорегиональная специфика Удмуртии как преимущественно русскоязычного культурного ареала с мировоззренческими установками титульных удмуртов на общественную стабильность, согласие и диалог.
  • Конструктивные предложения экспертов по улучшению ситуации в сфере этнокультурного образования связаны, прежде всего, с необходимостью дальнейшего уточнения нормативно-правовой базы; разработкой новых программ и учебно-методической литературы; подготовкой квалифицированных специалистов; продолжением регулярных мониторингов и научных исследований по данной проблематике. В качестве пожелания экспертами была высказана идея о целесообразности подготовки «Концепции развития этнокультурного образования Удмуртии».

 

 

Список использованных источников 

 

  1. Воронцов В. Поможет ли новый федеральный закон родному языку? // Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы / ред. Степанов В. В. М., 2010. С. 180–188.
  2. Воронцов В. С., Касимов Р. Н., Черниенко Д. А. Итоги большого этнографического диктанта // Ежегодник финно-угорских исследований. 2017. Т. 11, вып. 3. С. 176–183.
  3. В школьные предметы внедрят этнокультурный компонент [Электронный ресурс]. URL: http://nazaccent.ru/content/25771-v-shkolnye-predmety-vnedryat-etnokulturnyj-komponent.html.
  4. Межэтнические отношения и этнокультурное образование в Приволжском федеральном округе : экспертный доклад по итогам специсследования / ред.: В. А. Тишков, В. В. Степанов. М. ; Ижевск : ИКИ, 2016. 148 с.
  5. Межэтнические отношения и этнокультурное образование в регионах России / ред.: В. А. Тишков, В. В. Степанов. М. : ИЭА РАН, 2016. 297 с.
  6. Обязательное изучение удмуртского языка в школах, этнопарк, площадки для народных игр – что старейшины ждут от главы Удмуртии? [Электронный ресурс]. URL: http://izhevsk.mk.ru/articles/2017/10/18/.
  7. Путин на Совете: Заставлять человека учить неродной язык недопустимо [Электронный ресурс]. URL: http://nazaccent.ru/content/24792-putin-zastavlyat-cheloveka-uchit-nerodnoj-yazyk.html.
  8. Этническое и языковое возрождение в Удмуртии: от политики к культурному многообразию : коллектив. моногр. / под науч. ред. К. Уильямса, А. Баранова, В. Воронцова, Л. Федоровой. Ижевск, 2008. 252 с.
  9. Этнокультурное образование. Методы социальной ориентации российской школы / ред. Степанов В. В. М. : ИЭА РАН, 2010. 223 с.

 


 

Vorontsov Vladimir

Doctor of History, Associate professor, Department of Political Science and Political Management, Federal state budgetary educational institution of higher education «Udmurt State University», Senior Research Associate, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch of Russian Academy of Sciences

vvorontsov@rambler.ru

 

Chernienko Denis

Doctor of History, Associate professor, Department History of Udmurtia, archeology and ethnology, Federal state budgetary educational institution of higher education «Udmurt State University», Senior Research Associate, Udmurt Institute of History, Language and Literature, Ural Branch of Russian Academy of Sciences

denis_chernienko@mail.ru 

 

CURRENT STATE AND PROSPECTS OF ETHNO-CULTURAL EDUCATION IN UDMURTIA (BASED ON SOCIOLOGICAL RESEARCH)

 

The article presents the general results of sociological study devoted to the current state of ethno-cultural education in Udmurtia. Materials allow to determine the willingness of various participants in the educational process to perceive, support and develop ethno-cultural education and to meet the challenges of strategy of the State National Policy. The public needs in ethno-cultural education, forms of ethno-cultural education and influence on the formation of the ideology of civil consent are analyzed.

 

Key words: national politics, state languages, ethno-cultural needs, minority languages, ethno-cultural education.

  

© АНО СНОЛД «Партнёр», 2017

© Воронцов В. С., 2017

© Черниенко Д. А., 2017